МОЛЕКУЛЯРНЫЙ АНАЛИЗ

Кому нужна молекулярная диагностика

МОЛЕКУЛЯРНЫЙ АНАЛИЗ

:  4 / 5

Можно ли есть яйцо при аллергии на яичный белок и почему не помогает АСИТ? О молекулярной диагностике – методе современного анализа на аллергены рассказывает Ольга Гурьевна Елисютина, врач аллерголог-иммунолог, кандидат медицинских наук, ведущий научный сотрудник отделения аллергии и иммунопатологии кожи Института иммунологии ФМБА России.

Три года Александр Николаевич честно проходил курс аллергенспецифической иммунотерапии (АСИТ), но так и не избавился от симптомов поллиноза. В медцентре, где его лечили, не смогли объяснить – почему. Вроде кожные пробы и анализ крови на специфические иммуноглобулины Е (IgE) дали положительный результат… Отправили разбираться в Институт иммунологии.

Там ему предложили провести более точный анализ.

Почему не помогает АСИТ

«Пациенты нас часто спрашивают: аллергия на пыльцу березы диагностирована, а АСИТ не помогает, – рассказывает Ольга Гурьевна. – Почему? Дело в том, что, например, у пыльцы березы не один, а минимум шесть аллергенных компонентов.

Они представляют собой охарактеризованные молекулы (то есть строение и функции этих молекул хорошо изучены, а также известно, к какому семейству белков они относятся и какие реакции могут вызывать), которые, как правило, являются белками или гликопротеинами, и именно они определяются специфическими IgE-антителами.

Истинную сенсибилизацию вызывают только определенные аллергенные компоненты.

Если эти молекулы связываются со специфическими IgE-антителами более чем у 50% пациентов с аллергией к одному и тому же источнику, их называют мажорными, если менее чем у 10% пациентов – минорными.

Главный, или мажорный, аллерген пыльцы березы – Bet v 1 (названия аллергенов образованы от латинских наименований; Bet – это Betula verrucosa, береза повислая, или бородавчатая). А есть еще минорные аллергены, например Bet v 2, Bet v 4 и другие».

Кожные пробы, как и анализы крови на специфические IgE, как правило, проводят с экстрактами аллергенов, и они показывает реакцию на все аллергены березовой пыльцы. Положительный результат таких исследований может означать иммунный ответ как на мажорный Bet v 1, так и на минорные Bet v 2 и Bet v 4.

Точно определить, какой именно компонент вызывает аллергию, помогает молекулярная аллергодиагностика: она определяет уровень специфических иммуноглобулинов Е не к экстрактам аллергенов, а к отдельным их компонентам.

Именно такой анализ провели Александру Николаевичу. Тут-то и выяснилось, почему АСИТ не помогал! Оказывается, у него специфические IgE-антитела вырабатывались не к основному, мажорному аллергену пыльцы березы Bet v 1, а к Bet v 4.

Этот компонент является маркером перекрестных реакций между пыльцой деревьев, злаковых и сорных трав. И действительно, после дополнительных исследований у Александра Николаевича обнаружилась истинная сенсибилизация к аллергенам тимофеевки Phl p 1, 2, 4, 5, 7.

Лечили его аллергенами пыльцы березы, а надо было аллергенами трав, потому что Bet v 4 обладает перекрестными свойствами с их пыльцой, точнее, с аллергеном Phl p 7.

Как это работает

«При традиционном методе диагностики берут источники аллергенов, например, пыль, плесневые грибы, делают из них экстракты и с ними ставят кожные пробы, – объясняет Ольга Гурьевна.

– Но такой экстракт содержит много разных молекул, и когда мы проводим диагностику с использованием экстрактов, будь то кожные пробы или определение специфических IgЕ, мы не можем установить, какой именно компонент вызывает у пациента аллергическую реакцию».

А молекулярная диагностика может! Проводят ее с помощью определения специфических IgE-антител к отдельным компонентам (в лабораториях доступны лишь немногие из них) или ISAC-теста (ISAC – иммунный твердофазный аллергочип), разработанного учеными Венского медуниверситета. Кровь на анализ можно брать как из вены, так и из пальца, что очень удобно для детей.

«ISAC-тест позволяет определить сразу 112 компонентов из 51 источника аллергенов, – комментирует доктор Елисютина. – Когда мы стали с ним работать, то поняли, что у нас случались ошибочные назначения.

Бывало, человек рассказывал, что летом задыхается, мы назначали АСИТ тимофеевкой, но безрезультатно.

А молекулярный анализ показал, что пациент сенсибилизирован к тимофеевке за счет минорного Phl p 7 и такая терапия ему вряд ли поможет».

Что еще дает тест

Молекулярная диагностика неоценима при пищевой аллергии. Например, в белке яйца описано минимум пять белковых компонентов: овомукоид (Gal d 1), овальбумин (Gal d 2), кональбумин (Gal d 3), лизоцим (Gal d 4), ливетин (Gal d 5). Какие-то из этих белков термостабильны, то есть не разрушаются при нагревании, какие-то – термолабильны: нагревание снижает их аллергенное действие до нуля.

«Овомукоид – самый страшный компонент белка куриного яйца, он термостабилен, – говорит Ольга Гурьевна. – И если у ребенка сенсибилизация именно к нему, то яйца ему нельзя ни в каком виде.

А если малыш сенсибилизирован к овальбуминам, то варившееся 10–20 минут яйцо он может есть.

Без молекулярной диагностики мы бы такие рекомендации дать не смогли, а между тем это очень важно, потому что дети должны расти, получать белок из разных источников».

То же касается молока. Сывороточные альбумины в нем разрушаются кипячением, а вот казеин Bos d 8, который вызывает самые тяжелые реакции, термостабилен. Ребенку с аллергией к казеину вообще никакое молоко нельзя: ни коровье, ни козье, ни даже грудное. Только гидролизат (специальное детское питание, где белки расщеплены до аминокислот – отдельных белковых компонентов).

О вреде самолечения

«Не советую заниматься самолечением и самодиагностикой, тратить на это деньги, – предупреждает Ольга Гурьевна. – Пациент должен прийти к врачу-аллергологу, а тот уже разберется, аллергия ли это. Может, это вирусная инфекция или кожный зуд из-за сахарного диабета – мало ли какие могут быть причины всех тех состояний, которые наши пациенты называют аллергией!»

«Часто бывает: краснеет лицо, и сразу мысль – аллергия! – продолжает врач. – А я понимаю, что это чисто кожная проблема: розацеа (хроническое заболевание кожи лица с покраснением и сыпью.– Ред.) или угревая болезнь. Тогда вообще любая аллергодиагностика – пустая трата денег».

«Мы собираем анамнез, проводим кожные пробы, анализ на специфические IgE, и только когда неэффективен АСИТ или мы не можем понять, почему клинические данные не соответствуют лабораторным, назначаем ISAC-тест. К тому же правильно интерпретировать и прокомментировать полученные результаты может только клиницист, который работает с пациентами», – резюмирует доктор Елисютина.

Елена Туева

Источник: https://allergotop.com/allergoefir/komu-nuzhna-molekulyarnaya-diagnostika

Криминалистика. Молекулярно-генетическая экспертиза

МОЛЕКУЛЯРНЫЙ АНАЛИЗ

Генетические технологии, ворвавшиеся в человеческую жизнь в конце прошлого столетия, изменили наш мир настолько, что без них его уже невозможно представить.

Не обошло это «поветрие» и криминалистику, где уже десятки лет генетическая идентификация используется как быстрый и относительно дешевый метод, позволяющий находить преступников и раскрывать их деяния, не выходя из лаборатории.

Новая статья из цикла о криминалистике познакомит читателей с классическими генетическими подходами в этой сфере и осветит перспективы их дальнейшего развития.

Спецпроект посвящен криминалистике — науке, которая занимается расследованием преступлений.

Спонсор этой статьи — компания Thermo Fisher Scientific, мировой лидер в области науки с годовым доходом свыше 25 млрд $. Миссия компании — помочь клиентам сделать мир здоровее, чище и безопаснее.

Глобальная команда, насчитывающая более 75 000 сотрудников, обеспечивает непревзойденное сочетание инновационных технологий, удобства закупок и фармацевтических услуг, востребованных клиентами.

Ведущие брэнды компании: Thermo Scientific, Applied Biosystems, Invitrogen, Fisher Scientific, Unity Lab Services и Patheon.

В качестве рецензента этой статьи выступила Светлана Александровна Боринская — заведующая лабораторией анализа генома Института общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН, специалист в области исследования генома человека и популяционной генетики.

Спецпроект выполнен в сотрудничестве со Следственным комитетом Российской Федерации.

Куратор спецпроекта — старший эксперт отдела медико-биологических исследований судебно-экспертного управления Следственного комитета Российской Федерации Сергей Васильевич Кряжов.

Вместе с ним эту статью рецензировала старший эксперт отдела медико-биологических исследований судебно-экспертного управления Следственного комитета Российской Федерации Анна Игоревна Баранова.

Также в качестве рецензента мы пригласили Елену Клещенко — биолога, научного журналиста и писателя, заместителя главного редактора портала PCR.news, автора книги «ДНК и её человек».

В предыдущих статьях нашего спецпроекта мы рассказывали об истории возникновения криминалистики и ее развитии [1], а также о разнообразных видах криминалистических экспертиз [7].

А этот материал мы посвятим молекулярно-генетической экспертизе, в частности — такому ее разделу как ДНК-дактилоскопия или ДНК-идентификация. Мы поговорим об истории появления этой системы методов, изучим, как она работает и какие задачи решает.

Также мы немного затронем тему ДНК-фенотипирования — восстановления облика человека с использованием ДНК.

Генетика и криминалистика: история синтеза, или Как стать рыцарем своей королевы

Сто пятьдесят лет назад Иоганн Фридрих Мишер открыл нуклеиновые кислоты, представление о которых со временем перевернуло мир [2].

К середине XX века стало понятно, что ДНК и РНК являются носителями наследственной информации, затем была описана их структура, а чуть позднее появились многочисленные методы, позволяющие нарезáть эти молекулы в пробирке с помощью клеточных ферментов рестриктаз [3]; амплифицировать их, используя метод ПЦР [4]; и даже прочитывать последовательность конкретных генов и геномов, применяя многочисленные методы секвенирования [2] .

Первоначально работы с генетическим материалом проводили буквально на «коленке» и не всегда могли воспроизвести даже в соседней научной лаборатории. Но время шло, подходы менялись, а методы стандартизировались до такой степени, что постепенно внедрились в прикладные исследования и даже биотехнологические производства.

В 1984 году научное сообщество всколыхнула новость — ученым удалось выделить и прочитать фрагмент ДНК вымершей и сохранившейся лишь в музейных коллекциях бурчелловой зебры [5].

Годом позже шведский генетик Сванте Паэбо подтвердил возможность использования музейного и археологического материалов для фундаментальных научных исследований, впервые проанализировав генетический материал египетских мумий.

Спустя годы выяснилось, что анализируемые им образцы были загрязнены современным генетическим материалом [6], однако развитие методов секвенирования все же позволило работать даже с минимальными количествами плохо сохранившейся ДНК.

Новыми техниками анализа генетического материала заинтересовались и криминалисты. Дело в том, что привычные к тому времени методы классической дактилоскопии и анализа групп крови имели свои ограничения и в некоторых случаях давали осечки .

Рисунок 1. Сэр Алек Джеффрис — британский генетик, разработавший технику ДНК-дактилоскопии

В 1984 году британский ученый Алек Джеффрис (рис. 1) разработал и представил метод идентификации личности человека с использованием его генетического материала. В дальнейшем этот подход получил название ДНК-дактилоскопии (или ДНК-идентификации), завоевав любовь и уважение у криминалистов всего мира. Джеффрис же за свою работу был посвящен в рыцари.

ДНК-дактилоскопия: преимущества и недостатки генетических методов

Проведение генетического анализа полученных на месте преступления биологических образцов во многом упростило работу следователей. Они получили надежный инструмент, позволяющий идентифицировать преступника или его жертву, добывать неоспоримые улики и раскрывать преступления.

Главные преимущества генетической дактилоскопии — возможность работать даже с небольшими количествами биологического материала и высокая точность, позволяющая идентифицировать личность, — при условии соблюдения всех требований к анализу, включая повторные эксперименты, его достоверность превышает 99%. Этот подход стал одним из важнейших в расследовании преступлений [8].

Важно отметить, что классические методы ДНК-дактилоскопии не позволяют проводить идентификацию однояйцевых близнецов, генетический профиль которых одинаков, поскольку они формируются из одной оплодотворенной яйцеклетки .

Для анализа ДНК в первую очередь нужна сама ДНК, но далеко не всегда получается извлечь качественный генетический материал из биологических образцов, подвергшихся воздействию химических и термических факторов.

Попадая в окружающую среду, эта молекула вступает в химические реакции, разрушается (фрагментируется) и модифицируется, хотя в благоприятных условиях может сохраняться тысячелетиями [9].

Известно, что наиболее древний генетический материал предков человека удалось извлечь из костных останков наших человекообразных сородичей, обитавших на территории Пиренейского полуострова (Сьерра-де-Атапуэрка) около 430 тысяч лет назад [10].

Специфический микроклимат некоторых пещер с низкими показателями влажности и температуры значительно увеличивает время жизни генетического материала. Однако ДНК в обнаруженных на месте преступления образцах зачастую представлена в минимальных количествах и также, как и в археологических образцах, бывает сильно разрушена.

В Европе и Соединенных Штатах обращают внимание на еще один минус генетической дактилоскопии, связанный с вмешательством в личную жизнь человека и нарушением его приватности.

Борцы за права человека опасаются, что генетическая информация преступников и лиц, подозреваемых в совершении преступлений, может попасть в третьи руки и затем использоваться ненадлежащим образом [11]. Например, уже известны случаи использования генетической информации для контроля над мусульманскими меньшинствами в китайской провинции Синьцзян [12].

США также планируют проводить систематический сбор профилей ДНК иммигрантов, находящихся под федеральным арестом [13]. Очевидно, что опасения борцов за права человека не беспочвенны и имеют под собой реальные основания.

ДНК-дактилоскопия: как это работает

В основе методов ДНК-дактилоскопии лежит генетическая изменчивость человека.

Нуклеотидные замены в ДНК (в зависимости от частоты в популяции, их называют также ДНК-полиморфизмами, или мутациями) делают нас индивидуально различными.

Причем эти отличия могут быть найдены как в ядерных, так и в митохондриальных геномах — небольших кольцевых молекулах ДНК, которые регулируют работу митохондрий, энергетических «фабрик» клеток.

Следует отметить, что ДНК-полиморфизмы можно обнаружить в геноме каждого из нас — именно они становятся нашим неповторимым ДНК-штрихкодом. Некоторые из них могут стать причиной серьезных заболеваний [14], но в большинстве случаев они никак не влияют на нашу жизнедеятельность.

Источник: https://biomolecula.ru/articles/kriminalistika-molekuliarno-geneticheskaia-ekspertiza

Молекулярные исследования

МОЛЕКУЛЯРНЫЙ АНАЛИЗ

Молекулярно-генетические исследования становятся все более необходимыми, поскольку позволяют повысить эффективность лечения онкозаболевания. Они основаны на том, что причина появления опухоли связана с развитием мутации, генетическими нарушениями, возникающими в одной из клеток организма. Это приводит к ее неконтролируемому росту и быстрому распространению в организме.

Выявив такие мутации, удается отличить злокачественные клетки от здоровых, более целенаправленно осуществить лечение, выбрав для этого оптимальный лекарственный препарат.  Показанием к проведению молекулярно-генетических исследований являются как здоровые люди, так и пациенты с выявленными случаями опухолевого роста.

При установленном онкологическом диагнозе анализ позволяет

  • подобрать наиболее эффективную схему лечения; 
  • определить прогноз скорости течения заболевания; 
  • выявить наследственный фактор.

Необходимость в осуществлении анализа у здоровых людей обусловлена отягощенной наследственностью: определив предрасположенность к злокачественному росту, повышается значимость проведения профилактических мероприятий. 

Подготовка

Подготовка к молекулярному исследованию включает проведение биопсии. Материалы, которые нужны для исследования:

  • Парафиновые блоки и стекла; 
  • Венозная кровь пациента, геном которого подлежит изучению.

По завершении молекулярно-генетического исследования выдается заключение о выявлении генов, связанных с развитием рака, а также о реакции злокачественных клеток на воздействие определенных химиотерапевтических препаратов, что позволит осуществить таргетную терапию.

Плюсы

Преимущества молекулярно-генетического исследования: 

  • Повышение эффективности проводимой химиотерапии, исключение ошибок при назначении препаратов; 
  • Возможность выбора наиболее корректного протокола лечения; 
  • Осуществление более достоверного прогноза в отношении поведения опухоли, скорости ее метастазирования; 
  • Высокое профилактическое значение. Своевременно выявив гены, связанные с наличием рака, удается определить и провести наиболее действенную профилактику. 

Минусы

Сложности проведения диагностики, наличие высокоточного оборудования влияют на стоимость проводимого исследования: она является высокой.

Вам была полезена эта публикация? 0 0 Поставить оценку
Лучевая терапия рака легкого и драйверные мутации Вам было полезно это видео? 1 0 ХИМИОТЕРАПИЯ: Как сохранить качество жизни? Вам было полезно это видео? 4 3 Вам было полезно это видео? 1 1

№ Фото врача ФИО врача Стоимость
1Гутник Вадим ВалерьевичВрач онколог, Кандидат наук, Категория неизвестна от 5000 р.
2Фу Родион ГановичВрач онколог, Кандидат наук, Категория неизвестна от 5700 р.
3Коломейцев Олег АлександровичВрач онколог, Степень неизвестна, Категория неизвестна от 5700 р.
4Берая Валерий ВладимировичВрач онколог, Степень неизвестна, Высшая категория от р.
5Червонобаб Юрий ВладимировичВрач онколог, Кандидат наук, Высшая категория от р.
6Иров Николай НиколаевичВрач онколог, Кандидат наук, Высшая категория от р.
7Решетов Дмитрий НиколаевичВрач онколог, Кандидат наук, Высшая категория от р.
8Романов Станислав АлександровичВрач онколог, Кандидат наук, Высшая категория от 2000 р.
9Бойко Анна ВладимировнаВрач онколог, Профессор, Категория неизвестна от р.
10Осипов Владимир ВасильевичВрач онколог, Доктор наук, Высшая категория от р.
11Гуртовая Инна БорисовнаВрач онколог, Кандидат наук, Высшая категория от р.
12Ласков Михаил СавельевичВрач онколог, Кандидат наук, Категория неизвестна от 6000 р.
13Саржевский Владислав ОлеговичВрач онколог, Степень неизвестна, Категория неизвестна от р.
14Шавель Юлия АлександровнаВрач онколог, Степень неизвестна, 1 категория от р.
15Понкратов Максим ЮрьевичВрач онколог, Степень неизвестна, Категория неизвестна от 1500 р.
16Соловьев Николай АлексеевичВрач онколог, Кандидат наук, Высшая категория от р.
17Пурцхванидзе Виолетта АлександровнаВрач онколог, Кандидат наук, Высшая категория от р.
18Штукерт Антон ВладимировичВрач онколог, от 1300 р.
19Астахова Наталья ВалерьевнаВрач онколог, Степень неизвестна, Категория неизвестна от р.
20Морошан Алексей НиколаевичВрач онколог, Степень неизвестна, Высшая категория от 2300 р.

Реклама молекулярных исследований на этой странице. Перейдите на страницу рекламодателям . Там Вы найдете всю необходимую информацию. Свяжитесь с нами по телефону 8 (495) 205 32 03 или по электронной почте. Полная статистика в личном кабинете. Только целевая аудитория. Идеально подходит, если Вы оказываете услуги в области диагностики и лечения онкологических заболеваний.

Источник: https://vrachonkolog.msk.ru/uslugi/molekulyarnye-issledovaniya/

Молекулярный анализ в диагностике узлов щитовидной железы неопределенной цитологии (Bethesda III)

МОЛЕКУЛЯРНЫЙ АНАЛИЗ

  • Распространенность узловых образований щитовидной железы чрезвычайно высока. В большинстве случаев узловые образования щитовидной железы — доброкачественные.
  • Молекулярная диагностика может помочь в дифференциальной диагностике доброкачественных и злокачественных образований.
  • Целью настоящего исследования было определение целесообразности анализа мутаций генов BRAF, NRAS, KRAS и HRAS с использованием доступных молекулярных методов для дифференциальной диагностики доброкачественных и злокачественных образований щитовидной железы.
  • Ретроспективное исследование, в котором была проанализирована группа пациентов, перенесших диагностическую операцию на щитовидной железе, на наличие или отсутствие специфических мутаций, ассоциированных со злокачественными новообразованиями щитовидной железы в образцах тонкоигольной аспирационной биопсии (ТАБ).
  • Маркеры: мутации в генах BRAF, KRAS, NRAS и HRAS.
  • Результаты молекулярного анализа сопоставлялись с гистологическим материалом, полученным в результате тироидэктомий, для определения чувствительности и специфичности этих молекулярных методов для классификации неопределенных узлов щитовидной железы.
  • В исследование были включены шестьдесят пациентов с неопределенными результатами биопсий. По результатам гистологического исследования у 23 пациентов выявлены злокачественные опухоли, а у 37 — доброкачественными.
  • В 18 случаев выявлена мутация (среди 10 злокачественных и 8 доброкачественных образований). Чувствительность BRAF, KRAS HRAS, и NRAS 8,7; 8,7; 8,7; 17,4 , а специфичность составила 100; 83,7; 100 и 94,6 соответственно.
  • Молекулярный анализ — перспективный метод в дифференциальной диагностике доброкачественных и злокачественных образований, однако он требует дальнейшего изучения и совершенствования.
  • По данным статистики, у 20-70% людей обнаруживают узлы в щитовидной железе.  Большинство из этих образований — доброкачественные.
  • Стандартная схема обследования пациента с узловыми образованиями щитовидной железы:
    • исследование уровня ТТГ
    • проведение ультразвукового исследования
    • поведение ТАБ (около 20% заключений ТАБ характеризуют узлы щитовидной железы как неопределенного значения, доля злокачественных образований в этой группе составляет около 20%)
  • Предоперационный молекулярный анализ биоптата — это метод исследования щитовидной железы, который может значительно помочь в диагностике образований с неопределенным злокачественным потенциалом.
  • Для диагностики злокачественных образований щитовидной железы выделены несколько мутаций:
    • протоонкоген B – RAF
    • протоонкоген NRAS
    • протоонкоген KRAS, который представляет собой ГТФ-азу и является компонентом многих сигнальных систем
    • рецептор, активируемый пролифераторами пероксисом гамма (PPARg)
    • ген рецептора тиреотропного гормона (TSHR).
  • Были созданы новые молекулярные тесты — классификатор экспрессии генов Afirma и ThyroSeq v2, анализирующие  образец, полученный в результате ТАБ на наличие мутаций.
  • Внедрение высокоточной молекулярной оценки узловых образований щитовидной железы с неопределенной цитологией позволит повысить информативность оценки риска злокачественности новообразований щитовидной железы и избежать ненужных хирургических вмешательств.
  • В ретроспективном исследовании были рассмотрены истории пациентов за период с август 2007 года по июль 2012 из клиники Святого Джозефа в Гамильтоне, Канада.
  • наличие биопсии щитовидной железы с неопределенной цитологией (категория III по Bethesda)
  • достаточное количество клеток в материале
  • наличие окончательного хирургического диагноза
  • возраст старше 18 лет
  • отягощенный семейный анамнез по раку щитовидной железы
  • наличие в анамнезе облучения
  • пациенты без окончательного хирургического диагноза
  • Молекулярный анализ онкогенов проводился с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР) и пиросеквенирования (Qiagen): мутации гена BRAF в кодоне V600: V600E / К / D / R, мутации KRAS в кодонах 12/13 : G12A / D / R / C / S / V, G13D, мутации NRAS в кодоне 61: Q61R / K / L / H / P / E / Q и HRAS в кодоне 61 : Q61R / K / L / H / P.
  • В исследование включены шестьдесят пациентов, соответствующие критериям включения и исключения.
  • По данным гистологического исследования операционного материала у 37 пациентов (62%) выявлены доброкачественные образования, а у 23 (38%) — злокачественные.
  • Наиболее распространенным доброкачественным образованием была фолликулярная аденома, а среди злокачественных образований наиболее часто встречалась папиллярная карцином

Гистологический анализ образцов

Доброкачественные пораженияЗлокачественные поражения
Узловой  гиперплазия 7 (12%)Папиллярная карцинома классический вариант  9 (15%)
Аденоматозный коллоидный узелок 8 (13%)Микрокарцинома 5(8%)
Аденома из клеток Гюртля 1 (2%)Папиллярная карцинома, фолликулярный вариант 7(12%)
Фолликулярная аденома 17 (28%)Папиллярная карцинома, онкоцитарный вариант 1(2%)
Атипичная фолликулярная аденома 4 (7%)Слабо дифференцированная фолликулярная карцинома 1(2%)
Всего 37(62%)Всего 23(38%)
  • У двух пациентов выявлены мутации гена BRAF, у восьми — гена HRAS, у двух — KRAS и у шести NRAS
  • BRAF: специфичность 8,7%, чувствительность 100%, прогностическая ценность положительного результата 100% прогностическая ценность отрицательного результата 63,8%.
  • HRAS: специфичность 8,7%, чувствительность 83,7%, прогностическая ценность положительного результата 25%, прогностическая ценность отрицательного результата 59.6%.
  • KRAS: специфичность 8,7%, чувствительность 100%, прогностическая ценность положительного результата 100%, прогностическая ценность отрицательного результата 63,8%.
  • NRAS: специфичность 17,4%, чувствительность 94,6%, прогностическая ценность положительного результата 66,7% и прогностическая ценность отрицательного результата 64,8%.
  • В целом, в сочетании специфичность молекулярного анализа составила 43,5%, чувствительность 78,4%, прогностическая ценность положительного результата 55,5%, а отрицательного 69%.

Специфичность, чувствительность, отрицательная и положительная прогностическая значимость для каждого гена

Молекулярная мутацияКоличествоположительнных случаевЗлокачественные пораженияДоброкачественные пораженияSPSNPPVNPV
BRAF2208.710010063.8
HRAS8268.783.72559.6
KRAS2208.710010063.8
NRAS64217.494.666.764.8
Всего1810843.578.455.569

Обсуждение

  • AFIRMA и ThyroSeq v2 являются эффективными тестами для диагностики доброкачественных образований, однако высокая стоимость затрудняет использование их в качестве рутинного метода в Канаде. В AFIRMA рассматривается экспрессия  мРНК 167 генов, в ThyroSeq v2 — 13 генов и 42 рекомбинантных гена, встречающихся при  раке щитовидной железы.
  • В данном исследовании молекулярная диагностика была упрощена: рассматривались только 4 гена, что было сделано исходя из экономических соображений.
  • Чувствительность классификатора AFIRMA 92%, специфичность 52% и прогностическую ценность отрицательного результата 90%. ThyroSeq v2 обладает чувствительностью 90%, специфичностью 93%, прогностической ценностью положительного результата 83% и прогностическая ценность отрицательного результата 96%.
  • При сочетании панелей для четырех генов вошедших в данное исследование специфичность составила 43,5%, чувствительность 78,4%, прогностическая ценность положительного результата 55,5%, прогностическая ценность отрицательного результата 69%, что хотя и не приближается по значениям чувствительности и специфичности к Afirma и ThyroSeg v2,  но может оказаться полезным в случае выявления мутации.
  • Молекулярный анализ помогает определить, у каких пациентов имеются доброкачественные узлы, а у каких — подозрительные на злокачественные. Молекулярный анализ предоставляет дополнительную информацию для пациентов, когда они принимают решение о тактике отностительно неопределенных узлов щитовидной железы.
  • Молекулярное исследование призвано в будущем уменьшить количество диагностических хирургических операций.

Ограничения исследования

  • Для определения чувствительности и специфичности анализа этого набора генов в клинических условиях необходимо проведение исследований на большем числе пациентов.
  • Небольшой размер выборки является ограничением исследования и истинной чувствительности и специфичности этой комбинаций маркеров.
  • Неясно, будет ли исследование этих четырех маркеров иметь значение для изменения рекомендаций по дальнейшей тактике ведения.

В течение ближайших лет молекулярные тесты станут доступны в клинической практике.

И, хотя существуют определенные ограничения, молекулярная диагностика может быть перспективной в предоставлении пациентам с дополнительной информации об их заболевании.

Заключение

  • Несмотря на небольшой размер выборки, молекулярный метод остается перспективным в определении потенциала злокачественности узловых образований щитовидной железы даже с этой ограниченной группой из четырех генов

Источник: Gill MS, Nayan S, Kocovski L, et al. Local molecular analysis of indeterminate thyroid nodules. Journal of Otolaryngology — Head & Neck Surgery. 2015;44:52. doi:10.1186/s40463-015-0106-2.

Источник: https://actendocrinology.ru/archives/3825

Молекулярная диагностика позволит подобрать индивидуальное лечение

МОЛЕКУЛЯРНЫЙ АНАЛИЗ

Сегодня уже ясно, что за словом “рак” скрывается множество заболеваний, каждое из которых имеет свои особенности.

Так, рак щитовидной железы может протекать 20-30 лет, в течение которых пациент может продолжать обычный образ жизни. В другом случае тот же рак может убить человека за полгода. Поэтому важным шагом в развитии онкологии было выделение групп заболеваний, отличающихся по агрессивности и чувствительности к терапии.

В настоящий момент “золотым стандартом” в онкологии является гистологическое исследование. Оно позволяет выделить отдельные формы, типы и подтипы опухолей, прогнозировать развитие каждой из них по отдельности, определить тип лечения.

Однако с развитием методов диагностики появилась возможность более глубокого изучения опухоли и определения ее молекулярных характеристик, что позволило более четко стратифицировать типы онкологических заболеваний.

Произошел сдвиг парадигмы от лечения типа онкологического заболевания к лечению конкретного пациента и конкретной опухоли. Принцип, учитывающий особенности каждого пациента, лежит в основе персонализированной медицины, которая находит свое дальнейшее развитие в т.н.

прецизионной, то есть точной медицине (precision medicine). Ее отличие в том, что при выборе лечения используется информация о полном наборе молекулярных изменений в клетке.

Новые подходы в лечении онкогематологии спасли жизнь многим пациентам

Опухоли даже одного типа могут существенно различаться набором таких изменений. Поэтому картина даже хорошо изученного онкологического заболевания может принципиально отличаться от привычной.

Оценка этой информации позволяет максимально точно подбирать лечение для каждого пациента, а также открывает возможность использования так называемой таргетной (target – цель) терапии у конкретного пациента.

В результате такого подхода к лечению многие онкологические пациенты получили возможность не просто продлить свою жизнь, но и улучшить ее качество, а некоторые – шанс на полное исцеление.

Генетический портрет опухоли

Прежде онкологи имели лишь узкий набор биомаркеров с относительно доказанной эффективностью. С появлением и развитием молекулярно-генетических тестов онкодиагностика вышла на новый уровень.

Сегодня есть арсенал методов, которые позволяют выявлять молекулярные нарушения на любом уровне функционирования опухолевой клетки, будь то изменение в структуре или последовательности ДНК, изменение в составе белков или в процессах метаболизма.

Наиболее широко применяемым методом является определение мутаций и перестроек в последовательности ДНК. Методы их определения непрерывно совершенствуются, в клиническую практику входят более чувствительные и высокопроизводительные, их высокая точность дает возможность определять даже редкие мутации и проводить анализы крови (жидкостная биопсия).

Молекулярная диагностика повышает эффективность терапии онкопациентов

Еще 20 лет назад нам был доступен просмотр только одного гена за один тест, на это уходило около двух дней. Сейчас появилась возможность проводить полную оценку генетического портрета опухоли за 2-5 дней и накапливать эти данные для дальнейшего анализа.

Технология секвенирования нового поколения (NGS) позволяет “прочитать” одновременно сразу несколько участков генома, что наряду с высокой чувствительностью является главным отличием от более ранних методов. Поэтому на сегодняшний день NGS является основным методом, применяемым в современных исследованиях и создании баз данных.

Такие базы данных в дальнейшем используются для выявления новых клинически значимых мутаций, уточнения их роли в патогенезе опухоли и влиянии на ее характеристики.

Современные препараты дают эффективный бой онкогематологии

При использовании молекулярных методов исследования можно обходиться минимальным количеством биологического материала, а большую его часть сохранить для более глубокого изучения в дальнейшем при появлении новых методов анализа.

Основным средством для решения таких задач стал биобанкинг – сбор и накопление опухолевого материала, а также образцов крови с последующим хранением в условиях глубокой заморозки. Это позволяет создать библиотеку, которая становится незаменимым помощником при принятии сложных решений в диагностике.

С развитием цифровых технологий появляется возможность переносить данные из ежедневной клинической практики в цифровое пространство и создавать базы данных, в которых можно оценивать как эффективность работы врачей, так и отвечать на новые научные запросы.

Это выводит медицину на новый уровень, и, используя методы статистического анализа, позволяет понять, почему, например, мы получаем те или иные осложнения, или какая лечебная тактика лучше подходит определенной группе пациентов.

Решение для каждого

Использование новых методов диагностики и анализа данных позволяет четко выделять группы пациентов, у которых будет эффективна именно инновационная терапия.

Комплексное геномное профилирование позволяет выявить потенциальные мишени для всех разрабатываемых в мире препаратов и, если возможности стандартных схем исчерпаны, выработать индивидуальную схему лечения.

Применение метода с заранее известной эффективностью значительно снижает стоимость лечения онкологических пациентов в целом.

Несмотря на преимущества новых методов молекулярной диагностики, далеко не всегда они применяются в рутинной практике. Для их внедрения требуется множество сравнительных и подтверждающих исследований. Сегодня в большинстве национальных медицинских исследовательских центров России есть вся необходимая инфраструктура для их проведения.

Появились и готовые решения как российских, так и зарубежных производителей для проведения комплексного геномного профилирования в различных областях медицины, в частности в онкологии. Следующим шагом является их апробация в клинической практике и внедрение в качестве медицинских услуг.

Ключевой задачей на сегодня является валидация разработанных методов и сопоставление с существующими подходами.

Широкое внедрение методов молекулярной диагностики позволит существенно повысить эффективность терапии и качество жизни онкологических пациентов, а также сократить общие затраты на лечение.

Нельзя друг без друга

Развитие персонализированной медицины невозможно без взаимодействия между медицинскими центрами, лабораториями и фармкомпаниями. Эта тенденция наблюдается во всем мире. В частности, многие исследования по определению риска рецидива онкологических заболеваний и молекулярному профилированию проводятся именно в сервисных лабораториях.

Такого рода партнерства позволяют медицинским учреждениям осуществлять высококачественную диагностику даже при отсутствии собственной инфраструктуры. Взаимодействие с фармкомпаниями обеспечивает наиболее быстрый доступ к современным препаратам (таргетная терапия, иммунотерапия).

А также позволяет наиболее точно формировать цели для будущих исследований и поиска новых препаратов.

Путин заявил об открытости России для партнерства в борьбе с онкологией

С развитием фармацевтики молекулярная диагностика становится все более и более важной сферой, которая определяет, какой препарат и почему будет показан пациенту и обеспечит эффективность его лечения. Но без диагностики препарат будет бесполезен.

Разрабатывая и выпуская на рынок новейшие препараты таргетной и прецизионной медицины, производитель все больше будет зависеть от развития диагностики. И все чаще будет опираться на них при выпуске новых лекарств. В онкологии дальнейшее развитие, безусловно, будет идти именно в этом направлении.

Соответственно, должны формироваться механизмы регистрации, оценки и применения подобных инновационных решений.

Позиция

Виктория Морецкая, руководитель отдела молекулярно-генетической диагностики компании “Рош Москва”:

– Рациональным диагностическим решением является комплексное геномное профилирование (КГП) опухоли с выявлением всех клинически значимых изменений.

Оно предполагает выбор наиболее эффективной терапии, что, в свою очередь, может отсрочить прогрессирование заболевания.

Активное внедрение КГП в рутинную онкологическую практику может оказать существенное влияние на снижение смертности от злокачественных новообразований, что поможет достичь целевых показателей эффективности онкологических служб субъектов Российской Федерации.

Дмитрий Власов, медицинский директор компании Bayer:

Нобелевский лауреат назвал неожиданную главную причину рака

– Инновационные молекулы, доступные нашим пациентам уже сегодня, продлевают жизнь.

Одним из примеров подобных “прорывов” является таргетная альфа-терапия, увеличивающая общую выживаемость мужчин, страдающих одним из самых распространенных видов злокачественных новообразований – раком предстательной железы.

В ближайшей перспективе для пациентов в России станут доступны и препараты, предназначенные для терапии опухолей, развитие которых связано с изменениями отдельных генов.

Данные препараты можно применять для лечения многих видов рака, вне зависимости от локализации, имеет значение только соответствующее генетическое изменение. Наш профессиональный и социальный долг – приложить все усилия, чтобы эти инновации как можно скорее были доступны для пациентов, чьи заболевания до сих пор были неизлечимы.

Для развития проектов в области персонализированной медицины в онкологии крайне важно развивать сотрудничество с научными центрами, в ходе которого идет разработка новых молекул и решений.

Обладая серьезной экспертизой в области ядерной медицины, Bayer осуществляет поддержку таких проектов.

Международное сотрудничество, участие в совместных научных и стартап-проектах в области исследований и разработок – один из важных путей развития направления, которое обеспечит большую доступность инновационных препаратов для россиян.

Алексей Шавензов, директор по взаимодействию с государственными органами власти компании “Джонсон&Джонсон”:

– Сегодня инновационные технологии в здравоохранении развиваются настолько стремительно, что существующие регуляторные системы вскоре могут оказаться не готовы к их принятию. Терапевтическая медицина двигается по пути персонификации.

Унифицированные регуляторные механизмы (например, проведение локальных клинических исследований на популяции или экспертиза качества препарата в лаборатории регуляторных органов) могут быть неприменимы для таких индивидуализированных решений, как генетически модифицированная аутологичная Т-клеточная иммунотерапия. Работа по созданию современного российского регуляторного пространства в отношении подобных инноваций должна проводиться заранее, в тесном сотрудничестве с профессиональным сообществом и с учетом уже накопленного международными регуляторными агентствами (такими, как FDA и EMA) опыта.

Сергей Андреев, директор по лабораторной диагностике “АстраЗенека”, Россия и Евразия:

В Роспотребнадзоре назвали простые способы снизить риск развития рака

Основой современного подхода к лечению онкологических пациентов является применение “таргетных” препаратов. Более 70 процентов новых лекарственных препаратов для назначения требуют выявления молекул-мишеней, и лабораторная диагностика требует все более современных методов.

Генетическими маркерами для назначения “таргетной” терапии являются наследственные или опухолевые (соматические) мутации. В силу требований к сертификации и регистрации тест-систем, клинические лаборатории проводят исследование стандартных мутаций методом полимеразной цепной реакции (ПЦР).

Выявление расширенного спектра мутаций методом геномного профилирования (NGS) позволяет расширить количество пациентов с высокими шансами на излечение.

Панели, объединяющие в себе десятки генов, связанных с заболеваниями, анализируют в крупных лабораториях, имеющих лицензию для научных исследований, однако в стандартной клинико-диагностической лаборатории такая услуга пока не доступна.

Регистрация высокотехнологичного оборудования и панелей для анализа генов в Росздравнадзоре ведется, однако процедура новая, и требует принятия нестандартных решений, также как и внесение данной услуги в стандарты оказания медицинской помощи и в ОМС.

Источник: https://rg.ru/2019/10/14/molekuliarnaia-diagnostika-pozvolit-podobrat-individualnoe-lechenie.html

Ваш педагог
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: